Появились странные подробности дела о хищении 21 млн рублей у Минпросвещения — «Новости России»

Марина Ракова. Автор фото: Донат Сорокин. Иллюстрация: ТАСС

Перед тем как события начали развиваться, у Раковой был конфликт со своей начальницей, а правоохранительные органы заказали экспертизу государственных контрактов задолго до начала следствия.

Подробности громкого уголовного дела о хищении 21 млн рублей в отношении экс-вице-президента Сбербанка Марины Раковой и ректора Шанинки Сергея Зуева опубликовал журнал Forbes.

Напомним, 12 октября ректора Шанинки Сергея Зуева задержали по по ч. 4 ст. 159 УК РФ (подозрение в хищении) и доставили на допрос из больницы, где он проходил лечение в связи с хроническим заболеванием. Материалы дела не разглашались. Тверской суд отправил его под домашний арест, но 19 октября прокуратура подала апелляцию на это решение и попросила суд заменить Зуеву домашний арест на содержание в СИЗО. Как рассказывал , в защиту ректора Шаинки высказались политики и бывшие коллеги по работе.

Известно было лишь то, что следствие, предположительно, связано с делом Марины Раковой, отправленной под арест по делу о хищении ранее, 7 октября. Также по делу были арестованы Максим Инкин (был врио главы Фонда новых форм развития образования, подведомственный Министерству просвещения; именно он заключал контракты с Шанинкой, которые и вызвали вопросы у следствия), Евгений Зак (он был в фонде его заместителем) и Кристина Крючкова (она была исполнительным директором Шанинки)

Источник, знакомый с материалами дела, рассказал, что согласно тексту обвинения Марина Ракова с октября 2018 года по март 2020 (тогда она была заместителем министра просвещения) вместе с Зуевым, Инкиным, Заком, Крючковой и другими «неустановленными» соучастниками задумали похитить бюджетные средства, которые выделялись на проект «Учитель будущего». В итоге в сентябре 2019 года они обеспечили заключение двух договоров между Шанинкой и Фондом новых форм развития образования.

Затем Зуев и Крючкова и «другие сотрудники» Шанинки, действуя по указанию Раковой, предоставили фонду результаты работ по двум контрактам, которые следствие называет фиктивными. А Инкин и Зак, опять же действуя по указанию Раковой, знали, что результаты работ не соответствуют техзаданию, но приняли их. После этого с ноября 2019 года по март 2020 года фонд перечислил Шанинке чуть более 21 млн рублей, которыми Ракова, Зуев, Инкин, Зак и Крючкова «распорядились по собственному усмотрению». В итоге фонд получил ущерб в особо крупном размере.

При этом сам фонд в деле фигурирует в статусе потерпевшего. Заявление в полицию 3 августа написала исполняющая обязанности генерального директора фонда Юлия Пономарева:

Заявление было достаточно коротким, в нем не были названы конкретные люди, она просила провести проверку в отношении неустановленных лиц и контракты фонда с Шанинкой. Один из них касался разработки и апробации модели создания и работы профессиональных сообществ педагогов, а второй — сопровождения деятельности центров непрерывного повышения квалификации учителей. Оба контракта были частью проекта «Учитель будущего» — это часть нацпроекта «Образование», — отмечает источник Forbes.

Любопытно, что за месяц до этого сотрудники московской полиции самостоятельно заказали у Российской академии образования (РАО) проверку этих контрактов. Что стало причиной такого интереса со стороны правоохранительных органов, изданию выяснить не удалось. В конце июля следователи представили результат экспертизы на заседаниях суда. Отчет занимает 37 страниц, в заключении эксперты пишут, что результаты выполненных работ не соответствуют требованиям техзадания, а сами результаты не применимы на практике в момент сдачи заказчику (то есть фонду) и в целом не могут использоваться по целевому назначению. Следователи показали Пономаревой результаты экспертизы, а она согласилась с ее выводами.

РАО возглавляет бывшая министр просвещения и бывшая начальница Раковой — Ольга Васильева. По некоторым данным, ранее между Васильевой и Раковой был острый конфликт.

Источник Forbes, знакомый с материалами дела, сказал, что в обвинительном заключении не фигурируют упоминания экспертизы РАО, также остается неясным, какие именно результаты работ проверяли сотрудники РАО, если обвинение в результате считает эти результаты фиктивными.

Как развивались события по этому делу, читайте на портале .

Источник: info-2019.ru

Оцените статью
avto-legendy
Добавить комментарий